Сегодня мы живем в крайне политизированном мире, сложившаяся ситуация все чаще становится не только предметом обсуждения театрального сообщества, но и практикой международного театрального строительства – фактом театрального искусства. Высказывание нынешнего художественного руководителя театра Марка Вайля «Ильхом» Бориса Гафурова о том, что «репертуар театра обусловлен сегодняшним временем, событиями, которые сейчас происходят», прозвучавшее в недавнем интервью заместителя главного редактора журнала «Звезда Востока», полностью подтверждается репертуарной политикой театра, о чем свидетельствуют такие значимые премьеры последних 2-3-х лет, как спектакли «Дождь за стеной», «Аэропорт», «Замок. К.», «Жестяной барабан» и спектакль «Собачье сердце» по повести М. Булгакова, премьерой которого 8 сентября открылся новый, 42-й, театральный сезон 2017 – 2018.
Уже по перечню спектаклей очевидно, что определяющей линией развития нынешнего «Ильхома» становится социальная драма – театр активной, заостренной социальной направленности, будоражащий, взрывной, несущий в себе мощный посыл, напоминающий в чем-то знаменитую «Таганку» Любимова 60-70-х годов XX века. Подготовив мощный революционный взрыв начала 90-х, этот театр зарегистрировал неблагополучие в обществе задолго до событий 90-х, когда ровный штиль, царивший в социуме брежневской эпохи застоя, не предвосхищал никакой бури,­­­ ­­ а театр-глашатай, диагностируя болезнь и постепенно вскрывая нарыв, оповестил о грядущем историческом сломе.
Сегодня мы живем в реалиях грозового передела мира. Поэтому повесть Михаила Булгакова, написанная им в 1925 году сразу же вслед за произошедшим Октябрьским переворотом, сегодня как никогда актуальна. Зафиксировавшая в художественных образах мировой катаклизм, вылившийся в противостояние двух миров – старого господского и нарождающегося пролетарского – она избрана театром для постановки накануне 100-летнего юбилея со дня Октябрьской революции (когда извлекаются ее уроки и подводятся итоги) совсем не случайно. Театр, погружая нас в мир булгаковской прозы, приглашает современного зрителя к размышлению и осмыслению прежде всего современной исторической реальности и именно в этих целях использует предвидения и опасения великого писателя-диагноста и провидца. Они заключены уже в основном событии повести Булгакова, послужившем основой для театральной версии: профессор Преображенский, проводя биологические эксперименты по улучшению человеческой породы, пересадив собаке человеческий мозг, порождает на свет гнуснейшее человеческое существо, уголовника и преступника Полиграфа Шарикова; биологический эксперимент, таким образом, непредвиденно, помимо воли ученого, перерастает в плоскость социально опасного, чреватого катастрофическими последствиями для человечества.
В повести, а также в ее театральном прочтении профессор, «выпустив джина из бутылки», осознав опасность, поворачивает ситуацию вспять («загоняет» человека опять в собаку) и затем, успокоившись, погружается в мечты о Гармонии и Равновесии мира. Исторический опыт XX века свидетельствует: в реальной действительности подобное «возвращение» возможно отнюдь не всегда. А именно поэтому уже в начале, точнее, в первой четверти XX века – века ошеломляющего научно-технического прогресса – Булгаков-писатель, а вслед за ним и театр ставят вопрос о цене эксперимента, об ответственности ученого и науки в целом за судьбу человечества, предостерегая его таким образом от безответственных необдуманных решений и сегодня, и в будущем.
Прогресс неумолим и необратим. И голос Булгакова слышен, отражаясь в политике противовесов и сдерживаний в сегодняшнем, взбудораженном до предела мире. Показательный пример: современная наука совсем недавно почти расшифровала геном человека, что позволит предотвращать болезни, бороться с уже существующими заболеваниями, продлевать активную жизнь человека, а параллельно с этим в начале XXI века католической церковью принят запрет проводить опыты над людьми. В то время, когда проблема клонирования обрела особую остроту в обществе, Ватикан спустя 1500 лет в марте 2008 года к семи смертным грехам добавил еще семь, среди которых опыты над людьми, употребление наркотиков, загрязнение внешней среды, избыточное богатство и пр.
Что касается богатства… Булгаков-сатирик, еще на заре XX века, наблюдая реализующийся прямо у него на глазах Красный проект, в повести «Собачье сердце» высказался вполне определенно и так ярко, что знаменитая фраза пролетария Шарикова «Взять все и поделить», как и многие другие фразы из повести («Разруха не в клозетах, а в головах», «Говорить – это не значит быть человеком», «Не петь, а работать», «Каждый должен заниматься своим делом: в Большом пусть поют, а я буду оперировать», «Документ – самая важная вещь на свете», «Вы можете сказать – что им придет в голову?» и др.) бытуют в народе.
В своей новой постановке театр, опираясь на усиливающийся разгул насилия и хаоса в современном мире, пошел, как мне кажется, дальше Булгакова и значительно усилил критический компонент, взяв на вооружение ставшее определяющим для понимания всей концепции спектакля знаменитое высказывание профессора Преображенского: «Террор не поможет, какой бы он ни был: белый, красный и даже коричневый… На человека и животное можно действовать только внушением». Поэтому любой современный зритель, придя на спектакль и досмотрев до конца, воспримет его как приговор не только Октябрьскому красному проекту, но любому насилию над человеком и обществом, в каком бы обличье оно не выступало в современном мире – биологическом, психологическом, информационном, социальном, политическом, государственном и пр.
Сделав предметом своего исследования феномен насилия, театр буквально использует булгаковский текст и гротеск (а также другие известные духовные, антиутопические и революционные тексты), многократно усиливает и заостряет визуально и постепенно доводит картину происходящего на сцене до абсурда, что создает образ ирреальный, сюрреалистический, с многочисленными натуралистическими деталями, порождая в сознании зрителя глобальную метафору Хаоса, Апокалипсиса. Его начало, как «прикидочный набросок будущего», олицетворяет замечательно поставленная и сыгранная молодыми студийцами театра сцена своры бродячих собак, забивающих пса Шарика (этот центральный персонаж повести Булгакова достался актеру удивительной природной органики Санджару Джумаеву, он же «превращенный» пролетарий-экстремист Полиграф Шариков). Значение сцены для всего спектакля трудно переоценить – это очень яркий и выразительный музыкально-пластический образ агрессии, силы, неиндивидуализированной абстрактной угрозы, это злобный удар, кулак, сапог, рок и вечная провокация. Каждый зритель ощущает и воспринимает его по-своему. А главный провокатор на сцене, конечно же, музыка, ибо она не просто комментирует и сцепляет проносящийся на сцене калейдоскоп лиц, масок, тел, а диктует содержание и конфигурацию всех ситуаций, событий и образов.
Новый проект лаборатории Артема Кима «Лаборатория» – плод коллективного творчества многих людей: таких мастеров сцены, как Заслуженная артистка РУз Ольга Володина, Владимир Юдин, Бернар Назарнурмухамедов, Надежда Банделет, актеров среднего поколения театра Яна Добрынина, Анастасии Прядкиной, Юлии Плакиды, а также начинающих актеров 10-й студии, художников, хореографов, вокалистов, вообще всех служб театра «Ильхом». Увидев на сцене сотворенный ими яркий, эффектный, шокирующий мир, зритель наверняка захочет еще раз ощутить глубокие эмоции, рожденные спектаклем.

Татьяна ОСИНА

Саҳифа 232 марта ўқилган.