Судьбы ташкентцев

Караван истории

Старожилы Ташкента конечно же помнят улицу и жилой массив имени Черданцева. Первые девятиэтажки в нашем городе были построены именно там. Однако мало кто знал тогда, а ещё меньше знает сейчас, кем был тот человек, чьим именем названы улица и жилой массив в столице Узбекистана. По справедливости, два человека с этой фамилией оставили яркий след в истории нашей республики: Никанор Степанович и Глеб Никанорович Черданцевы – отец и сын.
Осенью 1887 года из Омска в Ташкент переезжает семья надворного советника Никанора Черданцева, состоящая из трёх человек: главы семейства, его супруги Марии Ивановны и двухлетнего сынишки Глеба. Через год, уже в Ташкенте, у них родилась дочь Елена.
Сразу же по приезде Никанор Степанович поступает на службу в прокуратуру Сырдарьинской области, к которой тогда относился и город Ташкент. Шесть лет прослужил он здесь товарищем областного прокурора – была такая должность в дореволюционной России (сегодня – заместитель прокурора).
Родился Глеб Никанорович в 1851 году в далёком от Ташкента сибирском городе Тобольске в семье солдата, отслужившего полный 25-летний рекрутский срок.
Там же, в Тобольске, в 1868 году Глеб окончил гимназию и год работал учителем. Однако нива просвещения не увлекла Никанора, и через некоторое время он становится студентом юридического факультета Императорского Московского университета, который успешно окончил в 1874 году. Первая должность Никанора Степановича как юриста – чиновник Главного управления Западной Сибири. Управление находилось в Омске, здесь он дослужился до чина надворного советника, занимая посты управляющего судным отделением и директора попечительского комитета тюрем. В 1884 году Черданцев женился на учительнице гимназии Марии Ивановне Куликовой, и через год у них родился первенец Глеб.
В Ташкент Черданцев был переведён по ведомству Министерства юстиции. Поселяется семья товарища прокурора в собственном доме, расположенном на Куропаткинском проспекте (в советское время – это улица Первомайская, ныне – Шахрисабзская).
Дом был достаточно просторный для небольшой семьи, выросшей до 5-ти человек (в 1898 году родился ещё один сын – Платон).
Никанор Степанович был высокопрофессиональным юристом. Не довольствуясь рутинной чиновничьей работой, он неустанно трудился над усовершенствованием судебной системы в Туркестанском крае, публикуя десятки статей в местной и российской печати.
Было ещё одно увлечение у товарища областного ­прокурора – стенография. Эту новую тогда практику записи он усиленно пропагандировал и внедрял.
В 1907 году в Петербургском издательстве К. Л. Рикера выходит книга «Курсы парламентской стенографии по системе Штольце», написанная Никанором Степановичем. Это был первый российский учебник по стенографии.
В 1904 году Черданцев расстаётся с «государевой службой» и посвящает себя частной практике. Шесть лет работы в областной прокуратуре позволили Черданцеву приобрести ценный опыт в юриспруденции и нужные связи со всеми значительными деятелями Ташкента и Туркестана, близко сходится с Великим Князем Николаем Константиновичем. Их знакомство состоялось, скорее всего, в период осуществления Великим Князем своего проекта по «обводнению» Голодной степи. Юридические проблемы, неизбежно возникавшие при этом, неминуемо должны были привести Николая Константиновича в областную прокуратуру. Впрочем, и город Ташкент был тогда не настолько велик, чтобы две незаурядные личности могли разминуться. Отношения этих людей быстро переросли в дружеские, и через некоторое время Никанор Степанович Черданцев становится официальным присяжным поверенным семьи Великого Князя и отстаивает интересы Николая Константиновича до самой его кончины. А после смерти своего венценосного доверителя и друга отважно защищает интересы вдовы Надежды Александровны Искандер, которая пыталась отстоять условия завещания своего мужа. Последней волей Великого князя дворец и обширная коллекция произведений искусства передавались в собственность Ташкентского университета, который к тому времени уже был в проекте, а пожизненной опекуншей наследия становилась Надежда Александровна.
Черданцеву удалось добиться выполнения завещания, и первые годы вдова Великого Князя действительно работала смотрительницей музея. Однако вскоре её уволили по надуманному обвинению в краже. И тут Никанор Степанович уже был бессилен.
Дальнейшая судьба присяжного поверенного Великого Князя и талантливого юриста неизвестна. Примерная дата его смерти – середина двадцатых годов.
Биография сына Никанора Степановича – Глеба – известна намного полнее. Детство и юность будущего академика проходят в Ташкенте.
Окончив в 1903 году мужскую гимназию с медалью «За отличные успехи в науках», Глеб уезжает в Петербург и поступает на экономическое отделение Политехнического института. В связи с революционными событиями 1905 года институт был временно закрыт, и Глеб, дабы не терять времени, уезжает в Германию слушать лекции по экономике сначала в Мюнхенском университете, а затем в Академии социальных и коммерческих наук во Франкфурте-на-Майне. Через год возвращается в Петербургский институт и в 1909 году оканчивает его с дипломом I степени, что дает ему право через год представить научную работу на соискание ученой степени кандидата наук.
Глеб выбрал тему «Водное право Туркестана в его настоящем и в проектах ближайшего будущего». Безусловно, помощь в подборе материала оказал ему отец.
Работая над диссертацией, Черданцев-младший жил то в Ташкенте у своих родителей, то в Петербурге у родителей жены, Анны Яковлевны Боне, на которой женился ещё в студенческие годы. Через год диссертация была защищена, и, надо сказать, это был очень нужный для того времени труд. Водопользование в условиях Туркестана, как известно, имело особое значение. Вода для полива распределялась в соответствии с местными обычаями, что часто приводило к злоупотреблениям в пользу более состоятельных землевладельцев. Подготавливался водный закон, который нуждался в обсуждении и редактуре, и диссертация Черданцева была более чем актуальной. Материалы работы публиковались в местной газете, а в 1911 году она вышла в Ташкенте отдельной книгой.
После защиты Глеб с супругой покидают Петербург и уезжают в Одессу. Сменить климат пришлось по настоянию врачей: у Анны Яковлевны обнаружили туберкулёз.
В Одессе Глеб работал писарем, таможенным переводчиком, помощником секретаря таможни, кассиром-бухгалтером. Здесь им была написана «История Одесской таможни за 1789–1912 гг.», оставшаяся, к сожалению, неопубликованной. Не хватило времени для подготовки её к печати, поскольку скончалась Анна Яковлевна, и, похоронив супругу, Глеб в 1915 году возвращается в Ташкент.
В родном городе он начинает работать сначала делопроизводителем, а затем чиновником по сельскохозяйственной и оброчной части Управления земледелия и государственных имуществ Туркестанского края, он активно участвует в работе Туркестанского Общества сельского хозяйства, преподает на курсах межевых инженеров, а в 1917 году становится заместителем Туркестанского районного уполномоченного по топливу, ответственным за снабжение железных дорог края.
Когда встал вопрос об организации в Ташкенте университета, Глеб Черданцев принял в этом самое деятельное участие, публикуя в местной газете «Просвещение» статьи по вопросам организации в Ташкенте высшей школы. В декабре 1918 года первым ректором вновь созданного учебного заведения избирается Глеб Никанорович Черданцев.
Маленький отрывок из документальной книги Дмитрия Сухарева «За эшелоном эшелон», рассказывающей о том времени, дает представление о господствующих тогда настроениях: «Над шумом и зеленью города победно гремели трубы революции, собрание кричало: “Даёшь университет!”
Удивительно ли, что на волне победоносного порыва людям грезились великолепные планы? Удивительно и непостижимо другое – что планы эти были выполнены.
Вместе с дипломом я нашёл в бумагах отца зачётную книжку. Обычная зачётка вроде той, что была у меня: какой предмет, когда читался, сдан ли. Лекции отдельно, семинары и практикумы отдельно. Я таких зачёток поперевидел…
Но здесь была зачётка отца. “Время поступления – август 1918”.
Я ещё раз просмотрел все листки, надеясь, что между ними затерялась какая-нибудь бумажка, свидетель тех малопонятных и грозных лет. Ничего такого не было, обычная зачётка. Курсы сданы, практические занятия отработаны, за девятнадцатым годом двадцатый, потом два следующих. Ничто не напоминало, какой ценой добыта обычность этого студенческого документика. Хорошо бы расспросить отца, но поздно. Бумаги его обыденны: “С апреля 1918 года работал по организации Туркестанского государственного университета в г. Ташкенте, куда осенью поступил учиться, продолжая работать. В августе 1919 года был мобилизован в РККА, работал в Полит­управлении штаба Туркфронта ассистентом фронтовой партшколы, одновременно продолжал учиться…”
Самый первый учебный год, самый первый зачёт, подписано: Г. Черданцев. Это Глеб Никанорович, первый ректор университета. Было тогда ректору тридцать с небольшим.
Я нашёл его отчёт о первых годах университета, написанный сдержанно и суховато.
И только когда вслед за перечислением фактов и цифр Глеб Никанорович вдруг с теплотой и живостью говорит о дружбе, связывавшей преподавателей и студентов, начинаешь немного понимать, как им удалось выстоять, как вырос этот росток, выжил и развернул под туркестанским небом свои листья».

С 1921 года Черданцев – профессор кафедры истории хозяйственного быта и декан факультета общественных наук, он вел курсы политической экономии и истории хозяйственного быта Западной Европы. Работу в университете совмещал с деятельностью по организации и планированию народного хозяйства Туркестанской АССР, являясь заместителем председателя, а затем членом Президиума республиканского Госплана, участником создания первых планов народного хозяйства.
В личной жизни Глеба Никаноровича за это время произошли важные перемены: он женился на Екатерине Александровне Крапивиной. У супругов родился сын, умерший в младенчестве. Беда, как говорится, не ходит в одиночку: трагически погибает сестра Елена, и её двухлетний сын Георгий остаётся сиротой. Глеб усыновил племянника, в полной мере заменив ему отца. Георгий Черданцев вырос достойным человеком. Его героическая, полная драматизма судьба, похожая на приключенческий роман, тоже достойна описания.
Летом 1923 года Глеб Никанорович Черданцев возглавил Госплан Хорезмской народной республики в Хиве, в тот период был составлен первый план развития народного хозяйства этой республики.
Несомненно, на специалиста такого уровня не могли не обратить внимание центральные власти, и в августе 1924 его приглашают работать в Госплане СССР. Работал он в Туркестанской секции, курируя развитие народного хозяйства этого региона. В этот период были созданы многочисленные книги и статьи о Средней Азии и Казахстане: «Среднеазиатские республики», «Казахстан», научно-популярная книжка для детей «Рассказ Джафара о Казахстане». Им написано несколько статей для Большой советской энциклопедии, в частности, «Фергана».
Глеб Никанорович участвовал в различных экспедициях научных учреждений по Средней Азии и Казахстану, сотрудничал в Энергетическом институте и Совете АН по изучению производительных сил. Неоценимы его работы по составлению гипотез и планов развития водных ресурсов и энергетики в Узбекистане, Таджикистане, Туркмении и Казахстане.
Но Черданцев продолжал читать лекции по картографии, экономической географии и хозяйственной статистике в Институте инженеров геодезии, аэрофотосъемки и картографии, Плановой Академии и ряде других вузов. С 1936 по 1940 годы он заведовал кафедрой составления и редактирования карт в МИИГАиКе. В декабре 1936 года ему была присуждена ученая степень доктора экономических наук без защиты диссертации. С этого же времени и до осени 1941 года он – член, а затем и председатель экспертной комиссии по географии Всесоюзного Комитета по делам высшей школы при СНК.
С началом войны Институт инженеров геодезии, аэрофотосъемки и картографии был эвакуирован в Ташкент. В качестве руководителя института возвращается в родной для него город и Глеб Никанорович Черданцев.
Здесь 3 ноября 1943 года он был избран членом-корреспондентом вновь образованной Академии наук Узбекистана.
По окончании войны Черданцев возвращается в Москву, но связи с Узбекистаном не теряет: регулярно приезжает в Ташкент, ведёт работу по изучению перспектив развития электрификации Узбекистана, производительных сил Ангренского промышленного района и Ферганской долины в Институте экономики АН Узбекистана, здесь же пишет две главы и редактирует в целом двухтомный коллективный труд учёных Узбекистана по развитию производительных сил Ферганы, принимает активное участие в работе Ташкентского Государственного университета и Института народного хозяйства. Им подготовлено более тридцати кандидатов и докторов наук из всех среднеазиатских республик.
Диапазон научных исследований Глеба Никаноровича поистине энциклопедический: он глубоко и обстоятельно занимался вопросами энергетики и ирригации, планирования народного хозяйства и экономикой, общегеографическими проблемами и историей народного хозяйства, картографией и популяризацией науки.
В 1955 году Черданцеву было присвоено звание заслуженного деятеля науки Узбекистана, а 5 октября 1956 года он становится академиком АН УзССР.
5 декабря 1958 года, возвращаясь из очередной поездки, Глеб Никанорович Черданцев скоропостижно скончался от острой сердечной недостаточности в поезде Ташкент – Москва. Похоронен был выдающийся учёный на Новодевичьем кладбище в Москве.
Усыновлённый Глебом Никаноровичем Георгий прожил не менее славную жизнь. В октябре 1940 года восемнадцатилетним юношей, как и другие призывники Ташкента, он был отправлен на службу в армию. Начало войны встретил рядовым, а победный май сорок пятого – с четырьмя капитанскими звёздочками на погонах, орденами и медалями. Георгий отважно сражался на Западном фронте, участвовал в боях под Москвой, освобождал Белоруссию и Восточную Пруссию. Как значится в его наградном листе: «…в боях под Танненбергом в траншеях противника лично уничтожил трёх гитлеровцев, а пятерых взял в плен».
После войны капитан Черданцев был отправлен в разведшколу, а после её окончания много лет служил во внешней разведке под фамилией Воронцов, работал за рубежом. В шестидесятые годы под маской советника посольства возглавляет советскую резидентуру в Западной Германии. Афганский период службы Георгия описан в книге Льва Костромина «Моя жизнь – разведка».
27 февраля 1969 года 47-летний советник советского посольства Георгий Черданцев (Воронцов) погиб в автомобильной катастрофе в Западной Германии. Обстоятельства, скорее всего, неслучайной гибели разведчика не выяснены до сих пор. Советское посольство трижды обращалось с официальными нотами в МИД Западной Германии с требованием предоставить полную информацию об обстоятельствах гибели Воронцова, однако никаких разъяснений дано не было. По официальной версии Черданцев погиб в результате сердечного приступа, когда был за рулём.
Французская же газета «Франс-Суар» писала: «Воронцов стал жертвой в автомобильной катастрофе при таинственных обстоятельствах… Согласно результатам официального вскрытия он погиб от сердечного приступа, по слухам – был убит медленно действующим ядом…» Так, на боевом посту погиб наш земляк Георгий Черданцев.
Сын Георгия Владимир после окончания университета посвятил свою жизнь биологии, ныне Владимир Георгиевич Черданцев – профессор кафедры биологической эволюции Московского государственного университета.
Нынешним футбольным болельщикам наверняка знакомо имя спортивного комментатора Георгия Черданцева. Правнук Глеба Никаноровича, подобно своему знаменитому предку, не сразу нашёл своё призвание. Играл в футбол за московский «Спартак», но после травмы колена о спортивной карьере пришлось забыть. В 1992 году окончил романо-германский факультет Московского государственного университета по специальности «переводчик и преподаватель английского языка». В лихие девяностые пришлось поменять несколько профессий: работал в юридическом отделе банка, в турфирме и даже грузчиком в Стамбуле. А в 1996 году устроился переводчиком в только что созданную телекомпанию НТВ+ и через некоторое время стал футбольным комментатором. Вёл репортажи на Первом канале с чемпионата мира по футболу из Олимпийского Сочи. Сейчас успешно работает на новом спортивном канале «Матч ТВ». А в прошлом году вышла книга Георгия Черданцева «Записки футбольного комментатора».
Такова история славного рода Черданцевых, три поколения которого были связаны с нашим городом и столь много сделали для развития нашего края. Думается, они никогда не будут забыты благодарными потомками.

Владимир ФЕТИСОВ