Жажда любви

Новые имена

* * *

Время хранит для меня свою пулю.
Я это чувствую костью височной.
Я – однолюб. Я еще существую.
Верность собачья и выправка волчья.

Сталь закаленная. С сердцем горячим.
С жаждой любви. И со страхом потери.
Я – однолюб. Это многое значит.
Сложно открыться. Сложно поверить.

Сложно. Но мне ли искать что-то проще?!
Мне ли просить себе долю иную?
Верю судьбе. Избегаю пророчеств.
Я – однолюб. Я еще существую.

Крест или дар?! Оценить не рискую.
Ночи темны, но подчас разномастны.
Я – однолюб! И я только такою
Вижу любовь, облаченную в счастье.

Вижу во снах. И увижу воочью.
Я охраняем надеждой наивной:
Где-то вот так же – верно, по-волчьи –
Ищет меня и моя… половина.

* * *

Прости, я не воюю за мужчин.
Хотя порой, возможно, это важно…
Бросаться в бой вслед за мечтой бумажной…
До первой крови биться… До морщин…

«Я не отдам» – кричать… Не отдавать.
Терпеть. Вонзать клинки и унижаться…
Сражаться так, как не могла сражаться
Во все века бесчисленная рать

влюбленных дев. Мне нужен ты один…
И нужен так, как никому не нужен…
Я – воин… В своем сердце и снаружи…
Но только не воюю… за мужчин.

* * *

Кто-то уйдет… Лишний…
Кто-то придет… Важный…
Только теперь лишь бы
Не было верить страшно…

Только теперь силы б
Те, что копились… спрятать…
И говоря: «Милый»,
Только от счастья плакать…

И говоря: «Знаю» –
Знать. До мурашек даже…
Слышать его: «Родная»…
Чувствовать свою важность…

И вспоминая школы
Прошлого… Пусть невольно…
Нет… Не бояться боли…
Жаждать не сделать
больно…

* * *

Растекаемся мутными реками.
Нет судьбы! Свое русло криви.
Нас рождают сразу калеками,
Зачиная плод в НЕлюбви.

Поножовщины кухонной визгами
Наши уши полны по хрящ.
Но ты чувствуешь себя избранным,
В мамки пьяной зарывшись плащ.

«Убегай!» – все, чему мы научены,
И сжимать в ответ кулаки.
Нас не звали «любимыми», «лучшими»,
Мы – «уроды», «козлы», «дураки».

От отцов все советы – матерно.
Если б знали вы не со слов,
Каково «пить» кровь, когда матери
В вас по пьяни вбивают любовь.

Их судьбой идти подпоясанным
В сумасшедшую взрослую муть…
Но мы чувствуем себя асами,
Жизнь под жизнь пытаясь прогнуть.

Нет судьбы! Не все реки изучены.
Выбирайся! Запруды рви.
Из нас многие станут лучшими
В дикой жажде хоть чьей-то любви.

* * *

Не бойся, это всего лишь грусть…
Такая легкая, словно снег…
Я этой ночью тебе приснюсь,
А ты назавтра приснишься мне…

Что испытания? Тот же дар…
Мы будем сниться… В мороз и в дождь…
Твой сон идет по моим следам,
Чтоб не обжечь по пути подошв…

Из звездной пыли связная нить…
Она – космический оберег…
Чтобы разлуку нам пережить,
Я этой ночью приснюсь тебе…

* * *

Мне жаль того, кто в жизни не открыл
Ту истину, что знать бы обязательно…
Любовь отца – второе из двух крыл…
А первое крыло, конечно, матери…

Условна нумерация любви…
Крыло крылу не может быть соперником…
Они различны… Но равны на вид…
Как пламя и вода, как тишь и пение,

Как сила и бессилье, солнца свет
И шумные дожди стеной весенние…
Мой каждому родителю совет:
Любовь второго – глупо обесценивать…

В глазах ребенка… Как бы жизнь ни шла…
Ничто на свете быть не может значимей
Того, что у ребенка два крыла
Есть за спиной… В пути его… ребячьем…

* * *

Не броди по вымершим городам,
Не давай названий иссохшим рекам,
Забывай шептавшего «не предам»,
Но тебя предавшего человека.

Через грусть и радость, добро и зло,
Отпустив обиду, усвой лишь малость:
Наносить на карту не стоит то,
От чего лишь боль на душе осталась.

* * *

Девочки хвалятся силой,
Мальчики – маникюром,
Модно быть мегастильным,
Модно быть полной дурой.
Модно, чтоб все в обтяжку,
Латексней и короче,
Чтобы сверкали ляжки
И зазывали: «Хочешь?»

Чтоб с силиконом губы
И напоказ татухи,
Наглым прослыть и грубым,
Множить плевки и слухи

Зваться… ну, скажем, «мачо»,
«стервой» (она же падаль)…
Поиски – побогаче
и с голливудским взглядом.

Поиски – постройнее
и с голливудским лоском,
Чтобы несложно с нею,
Манкой была и броской.

К черту любовь и верность,
Это сейчас – зараза…
В моде – не помнить первых,
В моде – со всеми сразу…

Место искать позлачней,
Пить, что покрепче, в баре.
Втягивать дым табачный,
В рюмке тушить хабарик…
В моде – эксперименты,
Поиски мегакайфа…
Быть не другом, а «френдом»,
Видеться лишь по скайпу.

С мыслью «выделяюсь»
Тупо вливаться в толпы.
Где вместо библий – глянец,
Где вместо сердца – пропасть.

Крики души голодной
Громким глушить ремейком.

Как же я старомодна…
в мире понтов и фейков.

 

* * *

Я рядом, мой друг… Я с тобой… Я верю…
Я знаю, как сильно болят потери…
Как ночи жестоки, темны, безмерны…
Как слезы, кончаясь… плывут по скверам…
Как боль разрывает на части душу…
А ты… свой окурок в стакане тушишь…
И ищешь глазами… Куда бы деться…
Хватаясь за сердце… Какое сердце?!.
В груди твоей пусто… Седое поле…
Колючей, морозной, свинцовой боли…
И памяти светлой и роли адской…
И хочется спрыгнуть, исчезнуть, сдаться…
И хочется много того… что низко…
Но крестик на шее – твоя подписка…
И ты не уедешь… Тебе не время…
Однажды ты выйдешь из этой тени…
Оставишь ей ключ и захлопнешь дверцу…
Однажды… ты снова услышишь сердце…
Прозреешь, срастешься, сумеешь выжить…
Расправишь крыло… И поднимешь выше…
И сделаешь шаг… А за ним и двести…
В дороге поймешь, что на этом месте
Затем ты, чтоб ближнего в час потери
Обнять и сказать: «Я с тобой. Я верю.
Я знаю, что ночи подобны аду…
Поплачь. Я побуду сегодня
рядом».

* * *

От адских пепелищ до райских кущ,
Куда б тебя ни бросила судьба,
Запомни, друг, я за тебя молюсь
Сквозь годы, недомолвки, города…

Запомни, как бы ни был крут доспех,
Он не спасет от тех, кто в сердце вхож…
Страшнее зверя нет, чем человек.
Противней казни нет, чем через ложь.

Нет неприятней слов, чем «бывший друг»,
Который перешел в ряды врагов…
Я о тебе, не скрещивая рук,
Молюсь
Без слов…

Анна ТУКИНА