Беседы с Фаустом

России блудные сыны,
Пути оборваны к отчизне…
Здесь, на чужбине, смысл жизни
Мы заново найти должны.

Родной земли не позабыть,
Чужой земле не стать родною.
Ну, что ж, попробуем с тобою
Отчизну Гёте полюбить.

Её готический ландшафт,
Её фасадов блеск парадный,
Веками сверенный порядок
Над лабиринтом чёрных шахт.

Беседы с Фаустом ведём,
Времён ругая перекосы…
Глядишь, на «вечные вопросы»
Ответы вечные найдём.

В обнимку в Kneipe забредём
По улочкам безлюдно-узким,
И там, на брудершафт, по-русски
Барьер языковой сотрём.

Воскликнет Фауст: «Всем вина!
Суха теория любая,
А нам дана душа живая –
Стремится к истине она!

В словах земных ей проку нет,
Резон небес – её забота.
Ей с высоты её полёта
Иных миров сияет свет».

Берег дальний

Пунктиром высветив дугу,
Ещё горит звезда летящая,
Приметой юности манящая
На том, на дальнем берегу.

Всё дальше, дальше мой паром,
А берег дальний всё отчётливей,
Как строчка в сердце, что подчёркнута
Воскресшей памяти пером.
Звёздная сказка

Млечный Путь через весь небосвод
Тихой речкой прозрачной течёт.
От Земли до небес далеко –
Как попало туда молоко?

Шла Медведица, очень спеша
Напоить молоком малыша.
Молоко было в звёздном ковше.
Медвежонок заждался уже.

Увидала себе на беду
Свежий пряник луны на меду,
Зацепилась ковшом за звезду,
Пролила молоко на ходу…

С той поры через весь небосвод
Млечный Путь белой речкой течёт,
А неведомо где, далеко,
Медвежонок всё ждёт молоко…

Ностальгия

Наверно, в безрассудстве есть резон,
Наверно, безрассудству нет предела,
Когда своим пером легко и смело
Грань риска обозначит горизонт.

О тоненькая линия вдали,
Ты снова манишь призрачной надеждой!
Твой хрупкий плен познают неизбежно
Летящие куда-то журавли.

Что их влечёт в опасный перелёт?
Там – родина косынкой пёстрой машет,
Там – льётся не чужая речь, а наша,
Там – отчий дом давно свиданья ждёт.

Уймись, душа! Там дома больше нет,
И даже не найти родной могилы…
А здесь уже не кажется постылым
Язык чужбины на изломе лет.

Там – время поседело от забот.
Там – жизнь лютует, скорби умножая.
Я больше не своя, я там – чужая,
Зачем до хрипоты вожак зовёт?

Глаза слезой туманит этот зов –
Из детства, что ли, звуки этой песни?
Ах, если бы рвануться в поднебесье
И с ними улететь за горизонт!

Вонзи мне в сердце серый клин, вожак!
Пусть в безрассудной пропаду отваге.
И, задыхаясь, будет по бумаге
Моё перо вдогонку мне бежать.
Причал

Впереди – волна за бoртом,
Позади – пустой причал.
Там – заботится забота,
Там – печалится печаль.

Отплываю от причала,
Чтобы прошлое избыть,
Чтобы жить начать сначала,
Чтобы тех – чужих, забыть.

Тех – лукавых и неверных,
Суетливых и пустых,
Тех – без веры суеверных,
Праздных, разных, непростых.

Всех, кто рушил и калечил,
Мной владея, не любил.
Всех, кто тяжесть мне на плечи
Непомерную взвалил.

Не моя теперь забота,
Не моя теперь печаль.
Но зовёт и плачет кто-то…
Обернусь – пустой причал.

Там…

Маме

Там, где под ветром, с переливами,
Похожие на волны дюн,
Колосья встряхивают гривами,
Как золотых коней табун…

Там, где скуластая расщелина
Хоронится от суеты,
И с высоты в неё нацелена
Звезда нездешней красоты…

Там по весне бегут весёлые
Ничьи ручьи вперегонки,
И беркут тенью невесомою
Парит, не ведая тоски.

Там, друг для друга предназначены,
Венчаются гора и лес,
И родников глаза прозрачные
Глядят в глаза седьмых небес.

Там утки дикие, пугливые
Через хребты в Китай летят.
Их эдельвейсы молчаливые,
Как духи гор, благословят.

Там абрикосами и сливами
Встречает одичалый сад.
Там были мы с тобой счастливыми
Полвека лет тому назад.
Прощание с осенним садом

Осенний сад на гибель обречён,
В предчувствии ноябрьских агоний,
Он листья, будто жёлтые ладони,
Кладёт, прощаясь на моё плечо.

Прощай, прощай! Всё сбудется потом.
Мы затаим в себе свои сомненья.
Мы промолчим. В последние мгновенья
Так еретик молчал перед крестом.

В последний раз припомним имена
Всех тех, кого так горестно любили…
И пусть они давно о нас забыли –
Храни их Бог в лихие времена!

Ладонь в ладонь восходим на костёр.
Мой еретик, давай простимся прежде,
Чем отлучат от церкви двух сестёр,
Сообщниц наших – Веру и Надежду.

Вершится суд под барабанный бой.
Мечты – по швам, как ветхие одежды.
Ни Веры, ни Любви и не Надежды,
Ни будущего нет у нас с тобой.

Судья наш глух и безнадёжно строг.
Не с нами Бог и враг Его не с нами.
Прощай! – Уже кружится над костром
Печальный ангел с Чёрными крылами.

* * *

Я живу, как и ты –
Злым сегодняшним днём,
Где в тисках суеты
Мы зажаты вдвоём.

Нет упрёков судьбе.
И судьбы больше нет.
Каждый сам по себе.
Каждый знает ответ.

Нет вестей-новостей
Для друзей и подруг.
В бездорожье путей
Выбран замкнутый круг.

Ни мираж голубой,
Ни привычный уют,
Ни былая любовь
Нас уже не спасут.

Врозь по кругу идём
В связке будничных уз.
В одиночку вдвоём
Тащим – каждый свой груз.

Татьяна Ивлева

Саҳифа 87 марта ўқилган.