История в художественной интерпретации

Литературоведение. Литературная критика

Бахтиер-НазаровВ истории известно немало великих людей, о которых сообщается множество интересных сведений, но только художественная литература способна как бы оживить их, включить в новую эпоху, восстановить прижизненный облик и даже сделать их современниками новых поколений, спутниками, верными помощниками, образцами для подражания.

Как известно, Народный писатель Узбекистана, лауреат Государственной премии Мухаммад Али, в течение полувека работающий на литературном поприще и как поэт, и как публицист, и как переводчик к концу 80-х годов обратился к жанру исторического романа. Мухаммад Али написал историческую дилогию «Сарбадоры», раскрыв сложную историческую тему, до этого никем не рассматриваемую.
Он поднял одну из важнейших исторических проблем, сделал попытку изобразить эпоху и события, связанные с образом Амира Темура, постепенно по мере возможности ввести его в литературу (учитывая время создания, когда подобные попытки не поощрялись), это было своеобразной подготовкой к новой большой работе, планируемой в ближайшем будущем.
Началась работа над первыми томами романа-эпопеи «Амир Темур Великий».
Предаваясь размышлениям о причинах создания этого произведения, я пришел к выводу, что подобно тающему снегу в горах и дождевым потокам, впитывающимся в матушку-землю и впоследствии пробивающимся родникам, достойное гениального Амира Темура произведение «Амир Темур Великий» спустя время, претерпев немало трудностей, неизбежно должно было увидеть и увидело свет.
Мухаммад Али, не имея большого опыта в прозе, сумел создать замечательные произведения: «Сарбадоры» и «Амир Темур Великий». Существует одно предание. Когда один великий литератор написал свое самое знаменитое произведение за один день, его спросили: «Неужели это правда?» «Правда, оно писалось в течение всей жизни и еще одного дня», – ответил он. Пожалуй, это в полной мере можно отнести и к Мухаммаду Али, его обращению к прозе. Любовь и уважение к великому прошлому, нашей истории, нашим ценностям, перевод на узбекский язык величайшего образца мировой литературы «Рамаяна», изучение статей о секретах творчества, путях достижения исключительного результата в творчестве, накопленный опыт открыли новые грани художественного мышления Мухаммада Али, чему в немалой степени способствовали социально-политические преобразования.
Созданный в условиях независимости, роман-эпопея «Амир Темур Великий», безусловно, служит дальнейшему укреплению фундамента нашего «сегодня» и «завтра». Не случайно эпопея удостоилась государственной награды Узбекистана.
Узбекский читатель знаком с четырьмя книгами романа-эпопеи «Амир Темур Великий». На русский язык переведены первый и второй том. Перевод явился результатом совместной работы автора произведения и Саодат Камиловой (роман на русском языке печатался под названием «Амир Темур Великий» в журнале «Звезда Востока» в 2013–2014 и 2016-м годах). Впоследствии обе книги вышли отдельным изданием.
Мухаммаду Али потребовалось пятнадцать лет, чтобы написать состоящий из четырех книг роман-эпопею «Амир Темур Великий», пятнадцать лет целенаправленного, неустанного труда, непрерывного поиска. Автор обращается к огромному числу исторических лиц и событий, малых и больших, личных и государственных проблем, восполняя и восстанавливая историческую правду. Создание такого величественного произведения, как «Амир Темур Великий», является не только успехом автора, но событием в национальной литературе.
Центральными фигурами четырех книг эпопеи «Амир Темур Великий» являются Амир Темур и его сыновья: Жахонгир, Умаршайх, Мироншох, Шохрух, но, кроме них, здесь более двадцати ведущих героев, более ста персонажей и более трехсот эпизодических. Они живут и действуют в конкретной исторической обстановке, живут своими проблемами, печалями, радостями, но все они действуют не только в силу обстоятельств, но и по воле писателя Мухаммада Али, глубоко прочувствовавшего и органично вжившегося в эпоху.
Уместно напомнить, что не всякое объемное произведение из четырех книг можно назвать романом-эпопей.
В историческом романе-эпопее необходима художественная трактовка великих исторических событий, выдающихся исторических личностей, отражение облика времени, проблем, повлиявших на историческую судьбу народа, и соответствующие им художественные эпические масштабы.
В этом смысле тетралогия Мухаммада Али «Амир Темур Великий» отвечает всем канонам жанра. Данное произведение – совершенно новое явление в многовековой истории узбекской литературы. Разумеется, оно унаследовало традиции Кадыри, Чулпана, Айбека, Адыла Якубова, Пиримкула Кадырова, опыт написания романа-эпопеи в мировой литературе и опыт художественной интерпретации образа Амира Темура за последние почти четверть века. Мухаммад Али, используя опыт предшественников, создал эпическое полотно художественно отражающее великую историческую личность и ее роль в построении могущественного государства с момента становления его как государственного деятеля до его последних дней, и тем самым открыл новый этап в развитии современной узбекской литературы.
«Амир Темур Великий», реалистично отразивший огромный и важный период в истории народов Центральной Азии, вполне соответствует уровню и стандартам мировой литературы, открывая новые горизонты литературе Средней Азии.
В каждой из четырех книг «Амира Темура Великого» в разной степени полноты отражены как судьба отдельной личности, так и судьба целого народа, как жизнь отдельно взятой семьи, так и судьба государства, как пространство Родины, так и географические широты, внутренняя и внешняя политика государства, даны и конкретные портретные зарисовки, и широкая панорама мира, обнаруживающие прекрасное понимание писателем задач лирического и эпического изображения. В заключительных частях эпопеи дано видение далекого будущего и глубин далекого прошлого. Мастерское владение изобразительно-выразительными средствами, умение направить мысль и воображение читателя в настоящий день, независимую эпоху нации свидетельствуют о незаурядном таланте писателя, сумевшего отобразить историческое прошлое, обозначить настоящее и предугадать будущее нации.
Автор ставит перед собой задачу осветить роль великой личности и судьбу народа, значение отдельного периода в неразрывной связи с историей. Мухаммад Али акцентирует философское изречение: «Человек создает судьбу своими руками, неожиданное счастье – всего лишь миф», но вместе с тем не отрицает тот факт, что в жизни существует такое понятие, как судьба, ее нельзя изменить ни руками, ни умом, ни волей властелина, великого полководца Амира Темура. Он убедительно показывает это на примере судеб Жахонгира, Умаршайха, Мироншоха. В трактовке судьбы Мухаммад Али, соблюдая историческую правду, опирается на взаимосвязь теологии и человеческой души на мифологическом уровне.
Не только жизнь, но и духовная борьба, борьба двух «я» внутри одного человека, личная жизнь и жизнь страны, яркие зарисовки времени и места в лирических отступлениях, необыкновенно впечатляющие, точные описания сияния детства, отрочества и совсем в другой тональности данные зарисовки зрелости и старости восхищают и вызывают глубокую симпатию.
Общепринято считать, что движущей силой истории является народ. Мухаммад Али, не отрицая этого, убедительно доказал на примере личности и государства великого Амира Темура, что в истории великие личности играют значительную роль, их поступки, убеждения оказывают большое влияние на облик эпохи и зачастую приводят в движение колесо истории.
Важнейшие проблемы, поднятые и разрешенные на художественном уровне в произведении: формирование узбекской нации и государства, борьба за свободу, независимость, патриотизм, рост национального самосознания и формирование мировоззрения; религиозная и государственная толерантность; объединение народа вокруг Амира Темура; многочисленные реформы государственной системы – придают роману-эпопее актуальное современное звучание.
Думаю, нет необходимости анализировать все четыре книги романа. Ибо верю, что прочитавшие воочию убедятся в их достоинствах, а те, кто не успел прочитать, прочитают и сформируют целостное самостоятельное мнение о тетралогии.
Но представляется не лишним поразмышлять о названиях книг, соответствующих именам сыновей Сахибкирана: «Жахонгир Мирзо», «Умаршайх Мирзо», «Мироншох Мирзо» и «Шохрух Мирзо».
Такие названия не лишены смысла и помогают реализовать замысел писателя.
Смысл названий романов и свой замысел писатель раскрыл в эпилоге четвертой книги. В нем сообщается, что под четырьмя именами сыновей он разумеет четыре опоры, четыре наследника Амира Темура, с которыми он связывает жизнь, судьбу и будущее государства. Если дать волю воображению, то эти четыре имени в названиях произведения составляют четыре периода в жизни создателя великого государства и символизируют: Жахонгир – подготовку к завоеванию мира; Умаршайх – признание исламской религии и эмиров-шейхов своими учителями и наставниками; Мироншох – окончательное становление государства; и, наконец, Шохрух – духовные составляющие властелина.
Следует отметить, что в эпопее довольно глубоко и всесторонне раскрыты образы этих четырех героев в соответствии с намерениями и целями автора. Главным героем является, конечно, Амир Темур Великий. Но никакое могущественное государство один человек создать не может, каким бы великим он не был. Вокруг Амира Темура были окружавшие его любовью и верностью сыновья: Жахонгир, Умаршайх, Мироншох, Шохрух и многочисленные верные близкие, сподвижники: амиры, военачальники, друзья, старейшины.
Основная художественная концепция романа-эпопеи сплавляет воедино все части и главы «Амира Темура Великого», органично реализуясь в художественном тексте. Созидательная деятельность, самоотверженность и справедливость Амира Темура – залог и непременное условие исторического могущества государства и его правителя, эти качества и определяют глубину, значимость и актуальность романа сегодня. Известные истории ценные качества Амира Темура, оказавшиеся в центре художественной интерпретации автора, не потеряли своей актуальности и для нашего времени.
Следует отметить тщательно продуманную композицию произведения, которая держит в напряжении и увлекает читателя. Показателен в этом смысле пример, когда писатель в четвертой книге эпопеи сводит Мухаммада Султана с его дедом, потом описывает эпизод, связанный с письмом, которое направил Мироншох Амиру Темуру через Ахия Жаббора, затем описывает внутреннее состояние Мухаммада Султана, по приезду его в столицу, создавая художественно целостное жизненное полотно в неразрывной связи времени и пространства, разнообразных душевных состояний и внутренних миров. Эпические и лирические описания, словно живые волны, взаимосвязанные и взаимозаменяемые, сменяют и продолжают друг друга. Писатель, как искусный ткач, воссоздающий узоры на атласе, в описание событий, людей, в психологические зарисовки вкрапляет разнообразные и живые пейзажи.
Логическая обусловленность, выразительность эпического повествования, перемежающаяся с лирическими зарисовками и описаниями душевных переживаний, создание психологического внешнего портрета героев – безусловные достоинства романа.
Так, в первой книге эпопеи «Жахонгир Мирзо» портрет Сараймулькханум изображается в пору ее душевного смятения из-за случившихся в ее жизни печальных событий – смерти мужа Амира Хусейна и неопределенности ее дальнейшей судьбы. Сараймулькханум не знает, что ее ждет, какова ее дальнейшая участь. Писатель изображает ее портрет мрачными, унылыми красками, но постепенно, страница за страницей, читателю раскрывается другая Сараймулькханум: жизнерадостная, энергичная, мудрая, чувствительная и тонкая.
В эпопее автор использует самые разнообразные выразительно-изобразительные средства, что делает язык произведения насыщенным, сочным, впечатляющим. Достаточно вспомнить историю любви Ханзады-бегим и Жахонгира Мирзо в первой книге «Жахонгир Мирзо», историю Ханоглана в книге «Умаршайх Мирзо», «Тетради памяти» в книге «Мироншох Мирзо».
«Тетрадь памяти» – весьма значительный эпизод эпопеи, дающий возможность познакомиться с характеристиками, исторической ролью ряда темуридов и представителей других династий. Это расширяет историческое полотно, способствует более глубокому проникновению в суть эпохи и определению исторической роли Сахибкирана.
Некоторые страницы создают впечатление исторических трактатов, художник как бы уступает место историку. Таковы фрагменты, рассказывающие об открытом противодействии и скрытых намерениях султана Египта Баркука, правителя Ирака Султана Ахмада Жалойира, правителя Сивоса кази Бурхониддина, правителя Халая Темуртоша и других, а также об исторической ситуации времен, когда Баязит сотрясал Европу.
В течение всего повествования писатель знакомит нас не только с великим Сахибкираном, его окружением: беками, военачальниками, уже определившимися в жизни, играющими значительную роль в истории, но и с новыми поколениями темуридов: внуками и правнуками, изображает их характеры, условия формирования, нравственные постулаты, оказывающие воздействие на формирование их души, что позволяет не только чисто внешне, а изнутри постичь эпоху господства темуридов, их самих, условия, формирующие династию.
Часто в исторических произведениях обращает на себя внимание устоявшаяся традиция: дети шахов, ханов, султанов выбирают свою вторую половину, как правило, по рекомендации родителей, и их в прямом смысле слова страстная любовь развивается в последующих после создания семьи условиях. В эпопее «Амир Темур Великий» тоже есть ряд подобных сюжетных линий. Но Мухаммад Али не ограничивается ими, он в определенной степени обновляет и обогащает эту традицию.
При описании любви Жахонгира Мирзо и Ханзады-бегим («Жахонгир Мирзо») автор продолжает восточную традицию, а в любви Мухаммада Султана и Согинч-бики («Мироншох Мирзо») прослеживаются элементы героического эпоса.
Взаимная, чистая и невинная любовь еще не достигших совершеннолетия двенадцати-тринадцатилетних Шохруха и Гавхаршод-бегим («Шохрух Мирзо»), полюбивших друг друга еще до создания ими семьи – это новый подход к изображению любовной линии. Описаны эти отношения эмоционально, ярко, так что это является лучшими художественными страницами произведения, доставляющими читателю истинное эстетическое наслаждение.
Автор исторически точно, убедительно, глубоко, художественно показал, что Амир Темур до последней минуты стремился предотвратить, избежать всякой войны, даже против Баязита. Мухаммад Али мастерски создает в своей эпопее полифонию: отражение душевного состояния различных героев дает нам возможность постижения ситуации не только в изображаемое время, но и в настоящем, события отображаются в перспективе. Темур – сторонник предотвращения войны. Он глубоко чувствует ответственность не только перед своим временем, но и перед будущими поколениями. Автор подходит к изображению военных событий разносторонне: желающий не допустить унижения достоинства Мухаммада Султана и мечтающий добиться высокого положения для себя, надеясь проявить себя в сражении, Султан Хусайн с нетерпением говорит: «Дай Бог, чтобы началась война». Халил Султан, почувствовавший, что Амир Темур готов простить даже самые тяжелые оскорбления Баязита, с надеждой говорит: «Слава Богу, войны не будет». Но причина этой надежды не в предотвращении кровопролития, все его мысли о любимой Шодимульк. Дали бы крылья, он полетел бы к ней. В другом эпизоде, посвященном описанию стороны противника, из уст Баязита, подобно кипению Хазарского моря, с ненавистью рвется: «Я с этим, так называемым Темуром, сделаю то-то и то-то». А немного пораньше рассказывается, как Византийский Ватикан тайно стравливает двух тюркских полководцев.
Как видно, полифония – это не только изображение противоречивых душевных состояний одного или нескольких человек и победа разума над эмоциями, но и важнейший элемент композиции и сюжета произведения, требующий писательского мастерства для гармонизации всех художественных средств, отражающих разное отношение, понимание, различные взгляды, мнения героев на проблемы и их разрешение.
Мухаммад Али, описывая взаимоотношения Амира Темура и Султана Баязита, их подготовку к войне, помимо полифонии, успешно использует эпические описания.
Обращают на себя многочисленные, прекрасно написанные лирические и философские, отступления, высокохудожественные, органично включенные в текст произведения. Зачастую они выполняют функцию ключа к эпизодам.
Немаловажную роль в эпопее играет образ духовного наставника Мир Саййида Бараки. Зачастую во многих крупных произведениях о Темуре основное внимание уделяется суждениям Мир Саййида Бараки об исторической «расстановке сил», о мировой славе и победах Амира Темура, отмеченных в исторических источниках. Мухаммад Али, создавая образ Мир Саййида Бараки тоже опирается на исторические источники, но обогащает этот образ, правда, не слишком удаляясь от своих предшественников, вероятно, наставник известен в истории в основном как религиозный деятель. В книге «Шохрух Мирзо» Мир Саййид Барака наделен интересными философскими размышлениями: «Если Создатель хочет дать победу, он делает помощником врага». Думается, что более глубокая разработка этого образа, безусловно, обогатила бы произведение.
В узбекской литературе не так много произведений, изображающих военные действия, и «Амир Темур Великий» представляет лучшие образцы батальных сцен.
Общеизвестны сведения о Клавихо, в связи с литературой об Амире Темуре. Мухаммад Али тоже обращается к нему, для исторической достоверности вводя в произведение сам образ Клавихо. Под предлогом прогулки с ним писатель красиво и живо описывает Оксарой в Кеше, будто он видел его своими глазами. Трудно определить какие из живых сцен принадлежат Клавихо, а какие самому Мухаммаду Али.
Мухаммад Али не ограничивается описанием европейской внешности, использованием некоторых сведений о Клавихо. В его произведении путешественник стал связующим звеном между Европой и Туранским государством.
Изображая посла Мухаммада ал-Кеший, который привозит письмо от Темура королю Кастилии, автор показывает специфику дипломатической политики великого полководца, основанной на миролюбии и братстве, о чем свидетельствуют эпизоды из романа, когда вернувшийся с победой после семилетнего похода на Ангару Амир Темур в Конигиле сыграл свадьбу одновременно пяти внукам, куда были приглашены гости и послы, прибывшие из очень многих стран мира. Мухаммад Али очень удачно использовал аналитический и синтетический подход в описании Конигильской свадьбы: в самое изобильное время года «Самарканд превратился в центр мира» (художественный синтез).
Мастерски использованная в романе притча об «отце и сыне чинаре» – красивый символ – еще один яркий образец художественного синтеза.
По мере приближения к финалу произведения каждое выражение, каждая мысль Амира Темура синтезирует субстанциональную сущность главного героя, раскрывая идею произведения. В первых книгах эпопеи, в начале романа, идея исходит из задач создания и становления государства, к концу произведения определяется цель укрепления государства, защиты, сохранения от внутренних разногласий и внешних врагов. Повествование к концу произведения дается то в традиционной форме, то в форме «потока сознания».
…Амир Темур вернулся из Семилетнего похода… Победа… Богатство… Добыча… Всемирная слава… Свадьба одновременно пяти внуков… Невиданная в мире свадьба!.. Возможно ли для человека большее счастье? Но Амир Темур погружен в мысли. Не предается праздным развлечениям. Описывая Конигильскую свадьбу, автор восклицает: «Земля и небо пели!» На этой оптимистической ноте можно было бы закончить произведение. Но замысел автора не в том, чтобы завершить роман высокопарно.
Кончается роман глубокими философскими размышлениями Амира Темура, их художественным анализом.
Сундучок, куда внук Мухаммад Султан положил переписанную копию Корана. Он остановился на шестьдесят девятой суре. Амиру Темуру тоже шестьдесят девять лет. Эта сцена в конце романа – итог глубокомысленного художественного заключения. Почему Мухаммад Султан, а не кто-то другой? Потому что Мухаммад Султан был наследником престола, именно ему Амир Темур намеревался передать правление государством. А Коран не простая деталь, которой можно было бы пренебречь. Коран был основой жизни и деятельности Амира Темура. Автор говорит, что сундучок представился великому полководцу в виде четырех сторон света. Он похож на загадочный «Цветущий край», который все цари мира искали и не нашли. «Глаза широко открылись» у правителя, углубившегося в мысли. Амир Темур подумал: «Может быть, это и есть тот мир», который искали все цари и он сам всю жизнь.
Обратите внимание на мастерство автора: взгляните на действие, образную систему, развитие лирического сюжета, многообразие композиционных приемов; память внука воскрешает переписанный им Коран. А сундучок в свою очередь напоминает о сундуке из легенды «Гулшани хазойин» («Цветущий край»), что в свою очередь рождает глубокую философию великого полководца. Следует отметить, что к описанию этого душевного состояния Амира Темура Мухаммада Али подтолкнула мистическая философия Алишера Навои в произведении «Лисон-ут-тайр» («Язык птиц»).
Казалось бы, повествование можно было бы закончить этой сценой. Но художественный замысел писателя еще не реализован до конца. Интересно то, что взгляды неожиданно меняются. В мировой литературе это называется искусством перилетии, основу которому заложили древнегреческие драматурги. Это резкий поворот движения в противоположную сторону и возврата в новое русло под определенным воздействием. Амир Темур приходит к выводу: то, что он искал и нашел, было не цветущим садом, а увядающим краем.
Этим писатель хотел подчеркнуть, что жизнь Амира Темура до последних дней проходила в больших противоречиях, размышлениях и сложных решениях, акцентируя внимание на том, что в тяжелые моменты рядом с ним всегда, как живительный бальзам, были сподвижники, единомышленники. Сараймулькханум утешает его словами: «Мир процветает, Вы превращаете в цветущий сад мир, который мог бы превратиться в увядший край». На что Амир Темур отвечает: «Я сделаю его еще более процветающим». «Ибо человек не приходит в этот мир просто так, он должен сделать его процветающим! Аллах для этого дает жизнь человеку… Раз ни один человек не вечен в этом мире, пусть в память о нем останутся хорошие, благие дела». Можно сказать, что этими словами писатель выразил основной смысл и цель всей жизни Амира Темура.
На этом произведение могло быть закончено. Но и Амир Темур, и сам автор в описательном «эго» поднимаются на еще более высокий уровень. В конце произведения автор посвящает нас в более глубокие, более сильные по сути художественно-философские наблюдения. Символический смысл сна великого полководца в финале романа поражает глубиной. Народный поэт Узбекистана Абдулла Арипов в своей драме «Сахибкиран» тоже обращался к символическому сну. Деталь одна, но писатели не повторяют друг друга. В романе «Амир Темур Великий» Амир Темур во сне как будто поднимается на небеса. «Лестница» в описании Мухаммада Али заканчивается на шестьдесят девятой ступени. А что можно сказать о такой необъяснимой тайне, что в шестьдесяти девяти обе цифры, на самом деле выражая разные числа, по форме очень похожи, а в обратном положении превращаются в одну цифру?
В данном случае писатель использует модернистский прием. Кроме Амира Темура, все окружающие его – немые, слушающие – глухие, но все и говорят, и слушают, и понимают, и реагируют: и смеются, и хохочут. Но их голоса не слышны. Из груди Амира Темура вырываются и гаснут звезды. Восьмая звезда освещает небосвод, мир начинает светлеть. Происходит чудо. Создается впечатление, что в бесконечном сиянии показался Бог. Все внимание обращено к нему. «Само собой, все заговорили, слух открылся, глаза прояснились». Все хотят сообщить о своем удивлении. «Но не было времени слушать. Наступил рассвет».
Писатель не сообщает нам о смерти главного героя и, думаю, поступает очень правильно, потому что проницательный читатель и сам понимает это. Кроме того, не говоря прямо о смерти героя, автор намекает как бы, что он вечно живой и навсегда останется в истории. Сон героя в конце произведения оставляет читателю возможность сделать самостоятельные выводы и о герое, и о произведении.
Казалось бы, на этом произведение могло быть закончено. Однако ощущается необходимость послесловия и эпилога, свойственных произведениям такого жанра, и писатель создает их. В послесловии автор коротко знакомит читателя с историей написания романа и как бы сам становится героем эпопеи, объясняет читателю, почему эпопея состоит из четырех книг, знакомит с жизненной философской обусловленностью, творческими замыслами, магией цифр.
Послесловие – необходимая и удачная часть тетралогии, своеобразное заключительное благословение произведения, ключ к эпопее.
Приступать к любой большой творческой работе и завершать ее всегда трудно. Писатель Мухаммад Али завершил начатый пятнадцать лет назад труд, посвященный великому Амиру Темуру, и представил его на суд читателя. В настоящее время осуществляется перевод эпопеи на русский язык. Писатель заключил труд, ставший частью его жизни, возможно, самой плодотворной, яркой, трудной, приятной и животворной частью, словами: «Амир Темур великий был любимцем Создателя».
Автор статьи, прочитав эпопею «Амир Темур Великий», получил истинное наслаждение и, по его мнению, извлек для себя немало интересного и полезного, поэтому вправе пожелать любимому писателю новых творческих успехов.

Бахтиёр НАЗАРОВ