Сонет относится к одной из так называемых твердых стихотворных форм. «Твердые формы стихотворений состоят из строго определенного количества стихов с заранее заданным расположением рифм». Помимо формальных признаков за сонетом закреплена определенная тематика и культурный аспект: обычаи и традиции. Эти важные признаки сонета складывались веками в творчестве многочисленных поэтов-сонетистов, т. к. сонетный жанр имеет многовековую историю становления и развития.

Поскольку структурные принципы в жанровой характеристике сонета являются определяющими, это позволило литературоведу О. И. Федотову назвать сонет жанрово-строфическим образованием.
Элэстер Фаулер в своей книге «Виды литературы. Введение в теорию жанров и стилей» считает, что жанр представляет собой неотъемлемую часть значения литературного произведения, поэтому ни одно стихотворение не может быть в достаточной мере проанализировано без знания и учета его жанровых особенностей. Жанр является своего рода интерпретационным средством анализа лирического произведения. Фаулер отмечает, что жанры нельзя рассматривать как строго организованную и упорядоченную систему, их необходимо рассматривать с диахронической позиции, так как они всегда находятся в процессе преобразования и изменения. С течением времени любой литературный жанр непрерывно модифицируется и трансформируется. Автор отмечает, что произведение приобретает особую значимость благодаря тем признакам, которые не соответствуют традиционным канонам, принятым для жанра, в котором оно написано. Именно отличие от общепринятых норм представляет особый интерес для исследователя.
Фаулер пишет, что в связи с тем, что жанры трансформируются в процессе своей эволюции, более точным для них определением являются «типы» или «виды». Он приводит аналогию с семьей: «…можно считать, что произведения, относящиеся к одному и тому же жанру, образуют семью, представители которой связаны друг с другом различными способами, наличие одной общей черты, присущей для всех членов этой семьи, является необязательным». В каждом жанре или виде присутствует определенный набор возможных признаков и особенностей. В произведении могут не присутствовать все эти особенности, но если имеются основные, находящиеся в различных сочетаниях друг с другом, то оно может быть отнесено к жанру, для которого эти признаки характерны. Черты, свойственные тому или иному жанру, делятся на связанные с формальным аспектом, касающиеся структурных элементов: формы, композиции, размера, и содержательным, связанным с традициями и обычаями, тематикой, проблематикой, идеей.
Возможны существенные вариации произведений одного жанра, зачастую включающих элементы других жанров. Такие заимствованные элементы создают внутрижанровые разновидности. В качестве примера можно привести элегический сонет, в котором внешняя форма соответствует сонетной, но в то же время присутствуют содержательные элементы, характерные для жанра элегии.
Фаулер отмечает, что помимо внутрижанровых разновидностей существуют также и поджанры. Он говорит, что в поджанрах сохраняется форма, присущая жанру, но добавляются дополнительные содержательные элементы. Поджанры сонета в свою очередь делятся на определенные подгруппы. К примеру, так называемый «елизаветинский сонет» (сонет, написанный согласно английской сонетной модели и достигший расцвета в XVI веке, основной темой которого было выражение романтических чувств поэта к своей возлюбленной) делится на поджанры. К ним относится блазон – поэтическое произведение, которое восхваляет человека или предмет, детально описывая его и выделяя отдельные его черты. Появление таких второстепенных поджанров является результатом активной творческой деятельности многочисленных поэтов-сонетистов. При создании стихотворений, отличающихся от традиционных, авторы способствуют развитию жанра. Даже незначительное несоответствие классическому образцу ведет к трансформации этого жанра. Розали Коли в своей книге «Источники жанра» говорит о том, что автор свободно пользуется жанром, не ограничиваясь в своем творчестве временем его появления и его историей.
Один из самых ярких американских поэтов-экспериментаторов Эдвард Эстлин Каммингс, отходя от классических литературных канонов, создавал новые модификации жанра. Через отношение к жанру, которое прослеживается в некоторых критических работах об авторе, можно уловить его отношение к литературе в целом. В «Новом искусстве» он защищает современный новаторский подход к живописи, музыке и поэзии, отмечая, что в каждой из этих сфер искусства происходит заметная модификация образцов. По его мнению, все авторы должны опираться на опыт своих предшественников. Каммингс смело нарушал устоявшиеся нормы и правила, однако даже при написании своих самых ярких экспериментальных стихотворений он всегда основывался на литературной традиции. Каммингс считал, что только тогда, когда традиции и каноны по-новому освещены, может появиться новая, восхищающая читателей поэзия.
Процесс изменения и развития жанра обусловлен включением новых ­аспектов, которые не соответствуют принятым для определенного жанра нормам. В свою очередь это обусловливает новые модели будущих авторов.
Эдвард Эстлин Каммингс был хорошо знаком с большинством традиционных поэтических жанров, на которые он опирался при создании своих экспериментальных новаторских произведений. Хорошее образование, широкая эрудиция, глубокое знание классической и современной ему литературы, ее теоретических основ обусловили широту интересов и новаторский подход к творчеству. Например, сборник «Тюльпаны и дымоходы» открывает произведение, написанное в жанре эпиталамы. Эпиталама (epithalamion) – своего рода подражание тем произведениям, с которыми Каммингс познакомился ранее. Он был хорошо знаком с основными формальными аспектами сонетного жанра, поэтому стремился к обновлению и разнообразию жанра в своем творчестве. Выбор тем и сюжетов для некоторых из его сонетов обусловлен устоявшимися сонетными канонами, но поэт никогда не ограничивался ими, смело используя характерные черты других поэтических жанров.
Розали Коли говорит о том, что в жанре сонета изначально присутствует допустимость изменений: «…являясь строго определенным в своем размере и мет­рической структуре, сонет, тем не менее склонен к разнообразным изменениям в тематике, стиле, черты которых могут быть заимствованы из других жанров». Однако не только этим объясняется интерес многих авторов к модификации сонетного жанра. Кроме того, что в сонете существуют тенденции к внутренней изменчивости, сами поэты всегда стремились вырваться из его оков, сделать сонет чем-то большим, чем позволяет его строгая форма. Этим вызвано наличие нескольких сонетных моделей и огромного числа вариантов произведений, написанных в этом жанре. Современный исследователь сонетного жанра Т. Н. Андреюшкина в своей монографии «Немецкоязычный сонет: эволюция жанра» так пишет об этом: «Взаимодействие жанров приводит к явлению контаминации, под которым мы понимаем объединение в одном стихотворении структурных и содержательных элементов двух или более жанров». Такой поэт, как Каммингс, чье образование позволило проследить все периоды развития сонетного жанра, начиная с его зарождения, мог выбирать из огромного количества моделей и преобразовывать их в своем творчестве, следуя собственному поэтическому восприятию. Каммингс был уверен в ценности экспериментов в сфере искусства и, в частности, в поэзии, при этом не оставляя без внимания творческое наследие поэтов, создававших классические образцы того или иного жанра, и не утрачивая с ними связи.

Канимкул  ТАДЖИЕВ

Саҳифа 260 марта ўқилган.