%d0%ba%d1%83%d0%b4%d1%80%d1%8f%d0%b2%d1%86%d0%b5%d0%b2Восточный базар

Журчит ручьем живительным базар,
Пленяя взоры щедрым разноцветьем,
Как будто в отзвучавшие столетья
Бессмертный ключ их открывает дверь.

Когда междоусобицы пожар
Стихал, чтоб затянулись пеплом раны –
Тотчас же снаряжались караваны,
Чтоб ожил умирающий базар.

Когда огонь жилища пожирал,
То погорельцы рук не опускали:
Сперва базар стихийно возникал,
А уж потом хоромы воздвигали.

Когда взимать очередную дань
Шел сквозь базар посланец хана знатный –
Увидев потрясающую рвань,
Он с полпути сворачивал обратно.

Пришелец первым делом шел сюда,
Где громогласно торжище вертелось,
И из молвы выуживал всегда
Все тайны, что узнать ему хотелось.

Язык базара краток и велик
И с логикой загадочною дружен;
Здесь все поймут друг друга напрямик,
И переводчик никому не нужен.

Когда вы спор не сможете решить
В пылу амбициозного угара –
Я с радостью возьмусь вас проводить
До мудрого восточного базара.

Джульетта

Пока кружится голова
От страстных слов и рук мужчины –
Дотоле женщина жива,
И для печали нет причины.
Дотоле женщина жива
И для печали нет причины.

Пока является тебе
Хоть в сновиденьях Рыцарь милый –
Не подводи итог судьбе:
Не отцвела. Не отлюбила.
Не подводи итог судьбе,
Покуда сердце не остыло.

Пока, любуясь на закат,
Ты видишь прежние рассветы
И слышишь чудный листопад –
В тебе жива еще Джульетта.
Пока ты слышишь листопад –
В тебе жива еще Джульетта.

Пока дыханью октября
Твой жар душевный неподвластен –
И я, как в юности, горя,
Любуюсь отблесками счастья.
И я, в огне твоем горя,
Любуюсь отблесками счастья
Старый пень

С него уж листья напрочь облетели,
И тень давно покинула его,
И только эхо соловьиной трели
Все воспевает жизни торжество.

Под этой кроной Музыка рождалась
И Строки, что в историю войдут,
И что тогда обыденным казалось –
Шедеврами потомки назовут.

Его писали Шишкин с Левитаном,
И Пушкин у подножия творил,
А сказка не казалась вам обманом,
Когда в ней Кот Ученый говорил.

Когда ж лихое время подступало –
Он в отблесках безумного огня
Вздымал пошире крону-покрывало,
Свои ростки от бедствия храня.

Его морщины – памятки увечий,
Отнявших у него былую стать,
А тяготы, что он взвалил на плечи,
По кольцам годовым не сосчитать.

Дивились вы его красе и силе,
А нынче он живет вчерашним днем.
И если вы про возраст не забыли –
Снимите шляпу перед Старым Пнем!

Берегите душу!

Не властна над духовностью природа,
Ей даже время года – не указ,
И, может быть, в любое время года
Вдруг расцветет Весна в душе у нас.

Порой нечеловеческие силы
Ее не в состоянии сломить,
И даже проводив нас до могилы,
Душа вне тела продолжает жить.

И если мы духовностью богаты,
Несокрушимой верою сильны –
Нам не страшны любые супостаты
И ураганы жизни не страшны.

А у кого душевный голос глуше,
Тех бытие неправедное ждет…
Так берегите, люди, свою душу –
Она вам жизнь украсит и спасет!

Дождь

По мрамору дождинки скачут,
Роняя темные следы,
Как будто памятники плачут
От зябких капелек воды.

Все изменить она стремится,
Летя с небесной высоты:
На скорбно-каменные лица
Наносит новые черты.

Вот Старец чем-то недоволен
(Что значит складка меж бровей!),
А вот Отец гримасой боли
Своих встречает сыновей.

За них он кланялся для виду
Тому, кто был ему не мил,
Но застарелую обиду
Дождь ненароком проявил.

А здесь Бабуля смотрит нежно
На мокрых немощных галчат;
Ждет терпеливо и прилежно
Нескорых на подъем внучат.

Какая теплота струится
От этих старых добрых глаз
И на родных должна излиться,
Не умирая и сейчас.

Когда же солнце вновь вернется,
С земли дождинки соберет,
То каждый памятник очнется
И прежний облик обретет.

…Как я живу на свете этом?
В раю мне быть или в аду?
За самым праведным ответом
Я в дождь на кладбище приду.

Мода требует…

Чтобы с моделью сравниться
И не утратить красы –
Кто-то наклеит ресницы,
Кто-то отпустит усы.

Мода потребует крови –
Сладим и с новой бедой:
Кто ликвидирует брови,
Кто обрастает бородой.
Чтобы журнальное чудо
В зеркале видеть своем –
Грудь накачаем в полпуда,
С носа горбинки сметем.

Шрамы, веснушки, морщины
Стянем с лица на живот,
Женщина станет мужчиной,
Бабка девицей сойдет.

Губы как шарик надуем,
Уши к затылку прижмем,
Попочку слепим тугую,
Талию в бублик ввернем.

Если мы пыл не остудим,
То через год или пять
Что мы отращивать будем?
Что захотим удалять?

Поединок

Вся наша жизнь – борьба. С собою,
С привычкой, завистью и злом,
С желаньем сбросить на потом,
Прикрыться Роком и Судьбою.

Стремясь замедлить бег часов,
Мы с Долгом боремся и Ленью,
И забываем счет мгновенью,
И ищем оправданья снов.

Живет внутри соперник наш,
И даже мыслью управляет,
И намерения желает
Порою взять на абордаж.

Он – наше Я, он неделим
У Близнеца и Козерога;
Нещадно боремся мы с ним,
Но он – Силач и Недотрога.

Его уловки одолеть
Стремимся Волею стальною,
Но он порой встает стеною
Между Уметь и НЕ хотеть.

Но мы не пасынки себе
И Красоту творим всечасно…
Не потому ли Жизнь прекрасна,
Даруя Истину в Борьбе!

Он предназначен нам Судьбою
Или Создателем самим,
Он наше зеркало живое;
Нещадно боремся мы с ним…
Или бодаемся с собою?

Владимир КУДРЯВЦЕВ

Саҳифа 324 марта ўқилган.