Магия пришвинской прозы

%d0%bc%d0%b0%d1%80%d0%b8%d1%8f-%d0%b4%d0%b0%d1%80Прозу Пришвина современники называли «густой».
Мысль в ней будто пульсирует, животворит того, кто окунулся в тексты самобытного писателя-поэта.
Творчество Пришвина пронизано народным духом, глубинным чувствованием Природы, на лоне которой он вырос, любовью к человеку, к его Божьей Душе. Он шел своим путем, напоминая людям, чтобы они не забывали своих корней, своих начал, своего родства с целительной Природой.
Известнейший его современник К. Паустовский, сам удивительный знаток природы, называл М. Пришвина великим «колдуном», чародеем.
Волшебство и магия его весомого слова редкого человека оставляют равнодушным. Пришвин возвращает нам наше детство, нашу чистую, еще не замутненную душу, наше начало, наше единение с Природой. Природа под пером Пришвина свято обнажена: «колдует его белая ночь», «день прошел, как самый большой праздник»… Речка своими «берегами, как руками», развела лес – и вот она на воле вольной… В словесную поэтическую ткань авторского текста погружаешься, как жарким днем в прохладную речную влагу, из которой не хочется выходить: там тихие блески, мерное качание голубой тишины, умиротворение, нега счастья.
Писатель растворяется сам в этой дивной природе и помогает раствориться в ней и нам. Он видит разные капли в дожде, «мост» радуги объединял их в единый дождь. В нем просыпается философ, который неожиданно соотносит капли с людьми: каждый из нас – капля, а вместе мы – единый благодатный дождь, приносящий в сообществе великое благо Земле, возрождая на ней жизнь. А небесная Радуга венчает дождевое содружество яркой дугою.
Сам автор, как великий сказочник, умеет превратиться то в цветок, то стать небесной незабудкой, то легкой бабочкой, то голубой стрекозой, а то и горсточкой воды в шляпке сыроежки, похожей на небольшую чашу, чтобы напоить лесных насекомых и птичку-невеличку.
Прогулка по лесу – и писатель-поэт умудряется побывать в нескольких сказках, где можно превратится в растение, стать камнем, обрести крылья, как у пчелы или шмеля, повисеть золотой каплей на тонком стебельке, на небольшом цветке – испить его нектара.
Пришвин не только писатель – художник, которому важна цветовая гамма мира, символика оттенков; не только философ, но и глубокий реалист, осмысляющий былинные и сказочные образы, оживляя, возрождая их в сегодняшнем дне.
Категории добра, зла, идеи, красоты, счастья, дружбы, любви – предмет постоянного, глубокого осмысления для писателя. Природа у Пришвина есть родина всех начал: «Природа для меня, огонь, вода, ветер, камни, растения, животные – все это части разбитого единого существа. А человек в природе – это разум великого существа, накопляющий силу, чтобы собрать всю природу в единство».
Интересны мысли Пришвина о художественном творчестве. Он предлагал спасти обязательно сказки – это значило бы спасти в себе детство, мир удивления. «Поэзия, – по его мнению, – это душа подвига, обращающего красоту в добро». Люди от красоты делаются добрее, – считал писатель. Но красота не всегда бывает доброй, добро без красоты – это, скорее всего, и есть зло.
В Пришвине жила мечта о физическом бессмертии (есть такие страницы в его дневнике). Он описывал видимый мир и чувствовал, ощущал невидимый.
Есть у Пришвина и размышления о категориях литературы: реализм для него – как воплощение романтических идей, это правда, вещественность. Но «правда без выдумки», считал он, что «самолет без горючего» – не взлетит. В политике, по его мнению, почти все максималисты – романтики. Психологически романтизм – это преобладание чувств над разумом (малым разумом). Романтикам прошлое мило, будущее манит, настоящее подлежит переустройству. Романтик ищет полноты жизни.
Тайну творчества Пришвин советует искать в Любви, т. к. в творчестве мысль есть не мысль, а что-то единое сердца, ума и воли.
Некоторые его современники и, разумеется, потомки восприняли его мировоззренческие идеи глубоко и серьезно, в своем творчестве продолжали развивать их, возвращая человека к его истокам, природе. Пришвин для нас тот краеугольный «камень», который объединил в себе два мира: мир земной Природы и мир человеческого духа, связывая прошлое с настоящим и пролагая своим творчеством Путь к заветному будущему.

Всемерное царство романтики

Однажды отрок обратился с вопросом к своему деду:
– О, мой мудрый наставник, в чем суть и смысл жизни? И как ее прожить достойно? Что делать нужно? С кем дружить? И что прочесть? Как надо жить, чтобы потом не ныть, не жалиться, обузою не быть? И что такое творчество? Что и кого нужно любить? А что есть сама любовь? Великая Любовь?!
– О, юный друг, мой внук! Верны вопросы и трудны. Пытливый ум, пытливый дух я вижу в них. Сокрыта в нас самих вся мудрость поколений. Она в тебе сейчас заговорила. Храни в себе ты эту нить, нить Ариадны. Сия струна, волна – верна, она, как челн, по жизни ведет тебя по правильным путям.
Советую тебе, мой юный друг, пораньше окунуться, будто в воды моря, в Царство Романтики. Такое есть. Оно везде, повсюду, в жизни и в смерти, оно всемерное.
Рыцари этой страны, верные и преданные, Гете, Ламартин, Гюго, Байрон, Кальдерон, Данте, Сервантес, Шекспир, Нерваль, Шатобриан, Пушкин, Лермонтов, Бальмонт, Грин… были представителями жизни высокой, полной, духовной. Каждого из них можно сравнить с солнечным поющим лучом, с яркой птицей.
В этом Царстве главный постулат – ЛЮБОВЬ.
Любовь к величайшей Природе, к каждому ее созданию: дереву, ветке, листку, цветку; ее стихиям – воде, ветру. И, конечно же, к великому ОГНЮ – сыну СОЛНЦА, к богатырю-стоику ПРОМЕТЕЮ, к Земле-кормилице; к горам и звездам, к Свету и Музыке, их надо почувствовать, услышать, как слышали их великие тайноведы: Шуман, Лист, Сметан, Франк, Россини, Шопен, Вагнер, Бетховен, Моцарт, Мусоргский, Григ, как художники, чьи имена остались в веках – и многие-многие другие творцы.
Гармония природы, музыки, стихов, вокала – в них не только строгость заданных ритмов, но и богатейшая гамма отступлений, тональностей, индивидуальных чувств и прочтений.
Романтики ведут человечество по прекрасным и неизведанным тропам в мужественное будущее, их художественные образы воплощают ПОДВИГ и высокую ВЕРУ в прикованном к скале стальными цепями ПРОМЕТЕЕ, всеобщее ЗНАНИЕ в ФАУСТЕ, вечную, безграничную и беспреградную ЛЮБОВЬ в ДОН-ЖУАНЕ, а образ ДОН-КИХОТА – это рыцарь неугасимой МЕЧТЫ – мечты в бесконечном ее устремлении и воплощении. В этих романтиках вечная жажда нового, устремление к далекому неизвестному, идеальному.
К юности мира стремится душа романтика, к высоким и чистым началам, возвышается над обыденным, серым бытом, увлекая за собой и своего читателя, и почитателей.
Романтики как бы воплотили жизнь в полнозвучие творчества, которое не может «уложиться ни в какие прошлые формы», как утверждал Бальмонт, в котором как бы воплотился опыт нескольких пережитых и вновь осознанных эпох. Они умели слушать и слышать зовы Природы, ее звуки, «читать» ее как книгу, чувствовать музыку поэзии, ощущали глубоко и тонко в каждой травинке, в каждом цветке, облаке, красках дня, утра, вечера, в свете звезд, в ленте ручья, в морских и океанических глубинах симфонию мироздания. Великая тайна мечты дарила этим художникам волшебные слова для сказок и стихов божественные звуки музыкальных опусов. А вселенская ЛЮБОВЬ посылала им голубые цветы зовущих надежд, серебро звездного света, золото осеннего мира: желтовато-оранжевые листья, алые колокольчики осенних ягод.
Поэзия для романтиков являлась живым воссозданием реальности, сами они были проводниками, аккумуляторами-накопителями и рупорами ее, направляющими энергию вдохновения в земной мир.
К. Бальмонт отмечал, что «истинный поэт всезнающ, он очевидец, жрец, он человек совершенный, он действительный мир, но в малом». Говорят же, что океан вмещается в капле, а видимо, весь мир – в личности настоящего Поэта.
В Природе есть все: «чувства», «язык», «свобода», «любовь» (Тютчев), она имеет «инстинкт искусства» (К. Бальмонт), именно она – первый и главный Творец. Человек только пытается ей подражать, следовать ей, пытается отразить ее совершенство.
Глубины красоты Природы безмерны, так что ни предшественник, ни современник, стоящий рядом с тобой, не выполнит твоего предназначения. Жаль, что в искусстве многие пытаются работать локтями, а не душой, тем самым заявляя о своей ущербности. Высокая душа творит и не занимается склоками и интригами.
Природа созревшему таланту подарит чистый «колодец», протянет луч. Надо быть только достойным такого луча, готовым нести свою ношу, выполнить свою миссию.
По утверждению романтиков, любовь – конечная цель и основная суть всего сущего во Вселенной. Если в своем сердце человек поселит великое всеобъемлющее чувство любви (не мелко-эгоистичное и только личное), то ему будут подвластны все явления Природы как инструменты с огромным диапазоном мощного оркестра, в котором десятки альтов, скрипок, флейт, клавесинов, органов и пр. По-настоящему творческий человек напишет свою симфонию. Она явится в новой картине, танце, поэме, музыке.
Гармония, внутренняя суть Природы, подарит ему ключи: откроется красота, чудесные тайны, дивные фантазии. Они помогут сотворить незабываемое и вечное, которое ТВОРЕЦ – ЧЕЛОВЕК щедро отдаст людям.

Мария Дар

Саҳифа 227 марта ўқилган.